info@armross.ru +7 929 939 7800
Может ли признание статуса русского языка в качестве официального являться условием признания национальных водительских удостоверений данной страны в РФ?

С июля 2017 года и по настоящее время иностранные подданные из стран, в которых русский язык не признан официальным, оказались лишены права трудовой деятельности в РФ в сфере управления транспортными средствами. Это ограничение распространено и на граждан стран ЕАЭС, где предполагается общий рынок труда, услуг и движения капиталов.

Какая может быть связь между статусом иностранного языка в какой-либо стране и вопросом о признании правомочности национальных водительских удостоверений данной страны в иностранном государстве? Оказывается — может! 

Согласно части 2, пункта 13, статьи 25 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» на территории РФ установлено, что: « не допускается управление транспортными средствами на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при осуществлении предпринимательской и трудовой деятельности, непосредственно связанной с управлением транспортными средствами

Положение настоящего пункта не распространяется на граждан Киргизской Республики, а также граждан государств, законодательство которых закрепляет использование русского языка в качестве официального, осуществляющих предпринимательскую и трудовую деятельность на территории Российской Федерации, непосредственно связанную с управлением транспортными средствами».

Проще говоря, к трудовой и предпринимательской деятельности в сфере управления транспортными средствами в Российской Федерации допускаются граждане лишь тех стран, в которых русский язык признан в качестве официального, а также граждане … Киргизской Республики (без привязки к вопросу русского языка в этой стране, в отличие от иных стран).

В чем смысл данной формулы, соответствует ли она здравому смыслу и нормам международного права? Для простоты рассмотрим действие этих ограничений, например, в случае с гражданами Республики Армения, также оказавшейся в черном списке стран с непризнанными национальными водительскими удостоверениями по причине отсутствия официального статуса русского языка в этой южно-кавказской, моноэтнической стране —  члене ЕАЭС. Почему именно статус русского языка в этой маленькой, не имеющей общих границ с РФ и с номинальным числом русскоязычного населения, стране за Кавказским хребтом стал решающим условием допуска ее граждан именно и только к управлению коммерческими транспортными средствами в РФ и не является условием, например, при вождении этими гражданами транспорта международного сообщения или автомобиля в семейных или бытовых целях в той же РФ, или статус русского языка в РА не является условием при трудоустройстве граждан РА в РФ в банк, авиакомпанию или, к примеру, компанию сотовой связи?

Оставив в стороне вопрос логичности корреспондирования статуса великого и могучего языка, к сожалению, уравненного законодателем с вопросом автовождения, вспомним, что граждане Республики Армения являются поданными страны-участницы ЕАЭС, союза, декларирующего общий рынок товаров, рабочей силы и услуг. Так, статья 96 соглашения о создании Евразийского экономического союза адресно и конкретно устанавливает круг видов экономической активности, которую не вправе вести в России представители стран ЕАЭС, сферы трудовой деятельности, запрещенные гражданам этих стран без получения диплома российского учебного заведения. Это преподаватели, юристы, фармакологи и врачи. Данный перечень исчерпывающий и согласно соглашению, расширительному толкованию вроде бы не подлежит. Т.е. за пределами данных ограничений, иные виды трудовой активности граждан стран ЕАЭС на территории союза не могут быть ограничены национальными законодательствами стран-участниц союза. Например, в Армении нет нормативных ограничений использования российских водительских удостоверений для трудовой или предпринимательской деятельности граждан РФ в РА, несмотря на то, что армянский   язык не является официальным языком на территории РФ, при том, что граждане РФ в Армении в основном заняты в системных, стратегических дочерних предприятиях России: РАО Газпром, ВТБ, РЖД, служат в воинских частях, где полно транспортных средств. Ясно, что ограничение граждан России в Армении в праве трудовой деятельности на транспорте не соответствовало бы здравому смыслу, как и идея статуса армянского языка в качестве официального в России. Именно поэтому непонятна логика требования признания официального статуса русского языка в Армении – стране, где преимущественно, исторически и компактно живут носители исключительно армянского языка и более 50 его диалектов. Причем, выглядело бы логичным, если бы требование о признании официального статуса иностранного языка в данной стране требовала бы, скажем определенная часть населения самой этой страны, но в данном случае речь идет о законодательном условии, выставленном в своем национальном праве одним суверенным государством – другому, совершенно независимому, условии, завуалированном в виде статьи закона, распространяющемся на вид деятельности, в котором граждане Армении проявляют существенную  активность в РФ по сравнению с иными видами деятельности. Посмотрев в такое, условно говоря, «кривое» зеркало возникает ощущение абсурдности и курьезности ситуации привязки статуса великого, но иностранного для населения Армении, языка к вопросу права вождения транспортного средства в России. Стоит ли так разменивать колоссальный культурный национальный актив, как великий и могучий русский язык? Вопрос риторический, у каждого на него свой ответ. 

Кстати, была бы какая-то логика, если бы вопрос был бы поставлен, например, в ключе низкого уровня преподавания водительского мастерства в Республике Армения. Но такой постановки тоже нет.

Таким образом, мы делаем вывод о несоответствии п.13, ст.25 ФЗ «О безопасности дорожного движения» межгосударственным соглашениям еще пока, что регионального экономического союза в лице ЕАЭС.

Не требует доказательств, что международные и межгосударственные соглашения, а также решения наднациональных органов имеют преимущественную юридическую силу, если страна является участницей таких соглашений и признает решения. Поэтому, решения и соглашения ЕАЭС – классический случай доминирования норм международного права над решениями национальных органов стран-участниц: России, Армении, Киргизии и т.д. 

Анализируемая норма находится в противоречии и с Венской конвенцией о безопасности дорожного движения 1968 года, которую кстати признали, как Российская Федерация, так и Республика Армения.

          Почему стоило бы форсировать решение данного вопроса?

          Дело в том, что гражданам Армении текущее положение грозит систематической административной ответственностью по статье 12.7 Кодекса об административных правонарушениях РФ в виде штрафа от 5 000 до 15 000 рублей.

           Наличие административного наказания у иностранного гражданина является основанием для его депортации без права въезда в РФ сроком до 5 лет при том, что у многих в РФ находятся семьи, жилье и единственный заработок.

Водительские права в Армении