info@armross.ru +7 929 939 7800
Правовой анализ последствий отзыва Республикой Армения с поста Генерального секретаря ОДКБ генерала Юрия Хачатурова и дискуссии, возникшей вокруг порядка выдвижения нового кандидата

Общеизвестно, что г-н Хачатуров стал фигурантом уголовного дела по факту расследования причин гибели демонстрантов 01 марта 2008 года в городе Ереван, в бытность командующим Ереванским военным гарнизоном ВС РА, когда подчиненные ему подразделения, по версии следствия, приняли непосредственное участие в бойне, учиненной на улицах Еревана в отношении протестующих горожан.

В связи с отзывом Арменией г-на Хачатурова с поста генерального секретаря, в ОДКБ в настоящее время проводятся межгосударственные консультации о том, кто может быть выдвинут новым кандидатом на занятие поста генсека и от какой страны.

Не затрагивая вопросов политической мотивации стран-участниц при выдвижении нового кандидата на пост Генерального секретаря Организации договора коллективной безопасности, нам юристам, имеет смысл проанализировать, каким правовым категориальным аппаратом целесообразно руководствоваться в этой экстраординарной ситуации для принятия единственно верного решения, и есть ли такой юридический аппарат?

ОДКБ – структура наднациональная и полномочия глав государств в данной структуре не зависят от удельного веса страны: занимаемой площади, экономического и военного потенциала, авторитетности, заслуг и прочих. Каждая страна-участница обладает одним голосом. Решения принимаются консенсусом, что и должно служить доминантой при принятии решений. Т.е. когда есть понимание каждым участником ценности компромисса и общей пользы от принимаемых решений, ибо при всех прочих мотивах, неизбежно возникает точка накопления критической массы, точка разрыва.

Решения в организации принимаются на основании устава, что логично. Устав — основной документ организации, его соответствующие положения должны обладать качеством бесспорного приоритета, безусловной регулятивной функцией при рассмотрении кандидатуры нового руководителя ОДКБ, в том числе в настоящей экстраординарной ситуации. Особенно, когда в отличие от НАТО, в одной организации оказались страны с разными цивилизационными целями и подходами: и среднеазиатские государства исламского вероисповедания, тяготеющие к абсолютизму, и православные славянские страны, тяготеющие больше к консерватизму и стабильности, и здесь же, новая армянская народная демократия, гостеприимно открытая всем странам и культурам. Наверное, в том числе и этим определяется психологические затруднения вторичного выбора кандидата именно от Армении, страны обретающей на глазах новое лицо, но при этом, не отказывающейся от своих международных обязательств, что и должно быть вероятно, определяющим, основополагающим для стран-партнеров. В этой связи не совсем красиво смотрится, когда, выходя за рамки правомочий даются оценки по вопросам внутренней жизни и реформам, проводимым в РА. Допускает ли Республика Армения и ее руководство оценочные суждения в отношении внутренних дел какой-либо из стран-участниц организации? Мне неизвестно.

Поэтому, дабы избежать эмоций и излишней драматургии, наиболее действенным механизмом выдвижения кандидата являлась бы действующая нормативно-правовая база организации. Но она в основном регулирует вопросы статуса, правомочий и привилегий действующего генерального секретаря, имущества организации, местоположения органов управления и т.д., но не порядок выдвижения кандидатуры нового генсека. Этот вопрос не урегулирован ни договором о коллективной безопасности, ни соглашением о правовом статусе ОДКБ, ни иными, носящими уже более специализированный характер.

В такой диспозиции вдвойне важно недвусмысленное, сугубо «уставное» понимание выходов из текущей ситуации. Но вот этого единообразия в выдвижении кандидатуры и нет — одни придерживаются формулы ротации в алфавитном порядке, другие же настаивают на сохранении за своей страной кресла генсека до окончания срока в 2020 году. Как такое возможно при наличии устава, и как быть? Повторюсь, для ОДКБ должна быть характерна устойчивость, внутренняя бесконфликтность и застрахованность от потрясений. И на данный момент, в моем — в понимании одного отдельно взятого юриста, таким решением может быть, сохранение поста генерального секретаря за страной, представитель которой и занимал данный пост, т.к. выборы кандидата от другой страны-участницы с большой долей вероятности приведут к объективному «торможению» уже набранной динамики, организации ведения дел, ведь генеральный секретарь к тому же является депозитарием устава и заключаемых договоров, международных соглашений и много еще чего, о чем нам не суждено знать.

Вопрос о лишении Армении права на выдвижение нового кандидата на оставшийся срок был бы актуален, если бы страна нарушала договорные обязательства, систематически не исполняла бы уставных норм и положений. Но Армения не отказывалась от взятых на себя обязательств, не давала повода говорить о неисполнении своих функций в системе ОДКБ, и выражает готовность исполнять их и впредь. Ведь именно страна является субъектом международного публичного права, страна является подписантом договора, а не отдельный гражданин, ею выдвинутый или задвинутый, именно страна ответственна перед участниками ОДКБ.

Таким образом, представляется, что устав ОДКБ требует чисто правовой доработки, т.к. организация, правомочная принимать оперативные решения, «недоурегулирована» своим же основным документом в части внеочередных выборов генсека организации. Его желательно дополнить параграфом о порядке выдвижения кандидата и проведения внеочередных выборов органов управления при досрочном прекращении полномочий действующего должностного. Кстати, ОДКБ, являясь в том числе, организацией военной, по определению должна иметь пункт о действиях сторон вследствие внезапного прекращения полномочий того или иного должностного лица первого состава, особенно военного, что выглядит логичным для организации не исключающей участия в военных действиях, боестолкновениях, причем внезапных и с непрогнозируемым исходом.

Вывод таков. Текущего кризиса бы не было, если бы устав организации, либо иной документ обязательного действия в части перевыборов генсека давал бы однозначное толкование. Именно отсутствием положений, регулирующих такую ситуацию, обусловлено возникновение юридического казуса выдвижения «нового кандидата вследствие отзыва генерала Хачатурова».

Представляется, что выходом из ситуации являются:

  1. Сохранение текущего статус-кво за страной, хоть и отозвавшей своего представителя и претерпевшей трансформацию властных элит, но от этого не отказавшейся от взятых на себя обязательств в организации коллективной безопасности, что само по себе о многом говорит и характеризует данную страну-участницу, как субъекта договора. И почему бы не поощрять и не поддержать ее устремлений к очищению ОДКБ от лиц, порочащих организацию?
  2. Внесение изменений и дополнений в устав ОДКБ о порядке выдвижения кандидатуры на замещение должности генерального секретаря организации при внеочередных выборах вследствие внезапного прекращения исполнения обязательств текущим руководителем.
  3. Может, имеет смысл в будущем предусмотреть некие дополнительные обременения в отношении страны-участницы при внезапном, необоснованном отзыве своего представителя, занимающего стратегически важные должностные позиции в руководящем составе организации.

Не настаивая на выраженном мнении как единственно верном, приглашаю коллег и лиц, интересующихся проблематикой к цивилизованной дискуссии.

 

Рубен Киракосян